Контртрансфер: Сопротивление и терапевтический рычаг. Современный психоанализ шизофренического пациента. Хайман Спотниц

  •  
  • 9
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    10
    Поделились

Лицо, подвергающееся лечению, входит в тихую, полуосвещенную комнату, ложится на кушетку и говорит. Когда он начинает говорить в своих сессиях, чувства, которые он развивал к значимым личностям в своей жизни, переносятся на слушателя, которого он не может увидеть или потрогать и который относительно не осознаётся как реальная личность. Тем или иным образом аналитик начинает осознавать эти чувства, а они, в свою очередь, пробуждают чувства у него – благоприятно или неблагоприятно зависит от того, как они влияют на его профессиональное функционирование.

Первыми были открыты неблагоприятные последствия. Их тщательно изучали в привате тренинговых институтов в духе наблюдений Фрейда (1910):

Мы стали обсуждать «контр-трансфер», который пробудился у врача в результате воздействия пациента на его [врача] бессознательные чувства, и смогли близко подойти к точке, необходимой врачу для того, чтобы понять и преодолеть этот контр-трансфер у самого себя… мы отметили что каждое достижение аналитика ограничено тем, что позволяют его собственные комплексы и сопротивления.

В другом эссе по технике (1915), Фрейд предостерегает от любой тенденции к контр-трансферу. Он относится к нему в письме (1913) как к «одной из наиболее трудных технических проблем» в психоанализе, но «более легко разрешимых на теоретическим уровне.

В прежние годы существовали другие позиции по поводу эмоционального влияния пациента на врача. Balint`ы (1935) обратили внимание на неизбежность «взаимодействия». В том же 1935 году, Yung рассматривал аналитический процесс как «реципрокную реакцию двух психических систем». Тем не менее, было распространено мнение, что «зеркальный аналитик» скрупулёзно охраняет трансферную ситуацию от вторжения собственных эмоций. Чувства тревоги и вины, по поводу перешагивания границ соответственного и слегка благожелательного отношения, предписываемого многими обучающими аналитиками, часто усиливались стремлениями репрессировать все чувства. По-видимому, пациенты ожидали, что будут конфронтированы эмоциональной холодностью; некоторые из них, описывает Fenichel (1941), были удивлены их естественностью и свободой. «Разные аналитики действуют по-разному», отметил он, «и эти различия влияют на поведение пациентов».

С ростом понимания участия реципрокных взаимодействий в аналитических взаимоотношениях, в контртрансферной теме зазвучали новые нотки. Предвещая более утвердительный подход, Annie Reich (1951) ссылается на контртрансфер как на «необходимую предпосылку» эффективного лечения. Maxwell Gitelson (1952) выразил взгляд что контртрансферные реакции «существуют как факты в любом анализе». В той степени, в которой терапевт «открыт к их анализу и интеграции», продолжает Gitelson , он в реальном смысле является жизненным участником в анализе пациента». В настоящее время эта позиция в основном принимается.

Параллельно основной литературе по контртрансферу, обсуждения его особых характеристик в лечении шизофренических пациентов подчеркнули его проблематичную природу, перед тем как подошли к нему как к полезному феномену. Тем не менее, в начале 1950-х годов, он был идентифицирован большинством практикующих врачей как решающий фактор в лечении. Вскоре после того как терапевты, встретившиеся под эгидой Группы Прогресса Психиатрии, рекомендовали терапевтам, работающим с такими пациентами, практиковать исследование своих контртрансферных реакций, Frieda Fromm-Reichmann (1950) установила, что «если и когда» кажется невозможным установить рабочие доктор-пациент отношения с шизофреническим пациентом, «это относится к личным трудностям доктора, а не к психопатологии пациента».

Другие врачи выдвинули идею что анализ контртрансферного феномена является настолько же важным как и анализ трансфера. Среди них, Silvano Arieti, который утверждал (1961), что «иногда всё лечение зависит» от понимания «самоувековечившийся реципрокной ситуации». По словам Herbert`а Rosenfeld`а (1952) ,контртрансфер является чувствительным «приемником», а часто и «единственным гидом» к интерпретации. Harold Searles (1967), который внес множество клинических наблюдений по этой теме, относится к контртрансферу как к своему «наиболее надёжному источнику данных того, что происходит между пациентом и мной, и внутри пациента». А, также, я хочу добавить, внутри терапевта.

В лечении шизофренического пациента, потребность в изысканном балансе одинаково распределенного внимания с эмоциональной чувствительностью вызывает особые проблемы. Настоящая глава сфокусирована на понимании контртрансферных реакций, индуцированных нарциссическим трансфером, аннулировании их резистивного потенциала и их терапевтической ценности. Вводя мои взгляды на природу и область эмоционального обязательства терапевта, я начну с некоторых ранних находок – и размышлений – по поводу феномена негативного контртрансфера, решающего фактора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста(не более 20 слов) и нажмите Ctrl+Enter

(Visited 42 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.