Глава 1. Групповой анализ. Групповая психотерапия: от теории к практике. Луис Ормонт.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться

Групповая психотерапия: от теории к практике.

Луис Ормонт.

© ООО «Межрегиональный центр современного психоанализа», 2012—2015
http://mcsp35.ru/publ/biblioteka_statej/1/khajman_spotnic_sovremennyj_psikhoanaliz_shizofrenicheskogo_pacienta_chast_1_vvedenie/2-1-0-61
 

© ООО «Межрегиональный центр современного психоанализа», 2012—2015
http://mcsp35.ru/publ/biblioteka_statej/1/khajman_spotnic_sovremennyj_psikhoanaliz_shizofrenicheskogo_pacienta_chast_1_vvedenie/2-1-0-61
 

Глава 1. Групповой анализ.

Групповая психотерапия получила широкое распространение в качестве одного из видов лечения, благодаря влиянию кино, телевидения, книг, научно-популярных статей и общественному мнению. Практически каждый имеет представление о ней.

Так известно, что участники группы регулярно собираются, обычно раз в неделю, садятся по кругу и разговаривают. Ведущим обычно является психотерапевт, т. е. человек работающим с группой. В зависимости от эффективности работы группы ее члены учатся решать жизненные проблемы и жить полной жизнью.

Большинство участников не имеют явных психических отклонений. Некоторые уже достигли значительных успехов в работе над собой. Другие свои личностные проблемы надеются разрешить в группе.

Ошибочно считать целью групповой терапии оказание помощи в социолизации. Гораздо важнее, что группа, если она работает эффективно, способствует самопониманию и решению личных проблем. Участник группы получает возможность не только успешно взаимодействовать с другими, но и достигать внутреннего комфорта и в полной мере использовать собственный потенциал.

Иными словами, в целом групповая терапия должна способствовать внутренней адаптации к собственной жизни, т.е, любви и работе.

Все это общие фразы, но они необходимы.

Что могут участники ожидать от группы? Чем психотерапевт занимается в действительности?

Подобные вопросы встают перед миллионами людей, которые узнают о групповой терапии, и перед большинством профессиональных психологов. Эта книга, хотя и адресована

психологам-практикам, содержит описание группового процесса, как для профессионалов, так и для всех интересующихся групповой психотерапией.

Групповой терапии почти сто лет. У ее истоков стояли энтузиасты, верившие в то, что психотерапевтические группы могут помочь людям приобрести навыки общения. Они утверждали, что групповая терапия имеет преимущество перед индивидуальной терапией, даже для лиц с серьезными психическими отклонениями.

Противники групповой терапии возражали, что участники группы не будут иметь возможности уделить внимания своей страждущей душе. Они считали, что группа посвящает все свое время только одному ее члену, в то время как другие ничего для себя не получают. В лучшем случае только один человек получает пользу от групповой встречи. И действительно, в сороковых годах случилось то, что происходит довольно часто. Сложилось неблагоприятное мнение о групповой психотерапии. Неудивительно, что в первые двадцать лет существования групповой терапии почти все практикующие психологи сохраняли приверженность индивидуальному психоанализу.

В течение десятилетий психоаналитические сообщества отрицали любой альянс с групповой терапией. Казалось, что скопление людей в одной комнате приводит к хаосу. Шокировали любые попытки работать со всей группой сразу. Никто не сомневался, что сам Фрейд дисквалифицировал групповую психотерапию как разновидность истинного психоанализа. Существует легенда о том, как однажды Фрейд, зайдя к терапевту и увидев две кушетки, пренебрежительно бросил: «Ага! Групповая терапия!».

Но с другой стороны, многие отмечали, что групповая терапия глубоко воздействует на людей и нередко обучает их взаимодействию с другими. Очевидна польза групповой терапии в том, что пациент может получить различные оценки своего социального поведения и узнать различные мнения о себе.

Другая польза, менее очевидная, проявляется впоследствии, и заключается в том, что члены группы ведут себя также как обычно, но иначе, чем в присутствии одного психотерапевта. Например, те, кто обостренно реагирует на неадекватное поведение других, не будет это делать в присутствии психотерапевта, который воспринимается, как идеальный человек, обладающий аналитическим мышлением. Их проблемы проявятся в случае провокации со стороны других членов группы.

Существуют пациенты, проблемы которых становятся очевидны в присутствии людей только того же пола: если терапевт «неправильного» пола, их проблемы не проявятся и не смогут разрешиться. Учитывая это, формируют группу, состоящую из мужчин и женщин.

С течением времени становится очевидным и другое преимущество групповой терапии. В группе люди испытывают непривычную свободу выражения мысли, что не происходит с ними наедине с самим собой. У многих из тех, кто обычно заторможен, в присутствии других поведение меняется, когда они находятся в комнате с людьми, которых считают равными или ниже себя.

Совсем недавно обнаружились дополнительные возможности групповой психотерапии. Они, прежде всего, состоят в том, что когда человек говорит что-либо многим, а не одному человеку, эхо собственных слов в сознании становится громче. Известно, что многим людям свойственно стремление требовать к себе повышенного внимания, чтобы пережить еще и еще раз чувство беспомощности, которое они испытывали в раннем детстве, предпочитая это соперничеству с «братьями» и «сестрами». Такие проблемы могут быть решены в группе.

Ряды противников групповой терапии редеют. Многие психотерапевты предпочитают групповую психотерапию индивидуальной. В тех случаях, когда они приемлемы в равной степени. Даже среди явных психоаналитиков возрастает количество приверженцев групповой терапии. В ортодоксальных кругах терапевты ведут группы встреч и обсуждают свою работу, отвергая устаревшую точку зрения, согласно которой групповая психотерапия является неправильным психоанализом.

Спустя годы групповые терапевты стали вырабатывать собственный концептуальный аппарат и расширять его. Мы создали словарь, применив специальные термины, дающие нам, по выражению философа Карла Пирсона, концептуальную стенографию. Например, термины «совместное сопротивление» и «субгруппировка» применяются только в нашей работе и, описывая явления, которые возникают исключительно в групповом контексте и именно в нем имеют значение.

По мере развития групповой терапии, когда ее успехи становились все более очевидными, наша работа стала привлекать психотерапевтов, не относящихся к психоаналитическому направлению. Сегодня только относительно небольшая группа психотерапевтов занимается традиционным классическим тренингом. Действительно, не все, кто занимается групповой терапией, являются профессиональными психологами, в наших рядах имеются социальные работники, медсестры и организаторы производства.

Люди, имеющие личностные проблемы, также понимают, что групповая терапия может иметь непосредственное отношение к их потребностям, быть более действенной, чем индивидуальная терапия. Встречаются люди с межличностными проблемами, которые не возникают, когда человек находится в одиночестве или наедине со своей женой. Однако появляются, когда он находится в обществе. Такому человеку может потребоваться помощь частного терапевта, чтобы он мог разобраться в своих проблемах.

Но групповая терапия в данном случае полезна, возможно, необходима. Для людей с межличностными затруднениями группа является микрокосмом действительности и идеальным местом для решения реальных проблем, это отнюдь не замена жизненных переживаний лабораторными. Основой для всех видов групповой психотерапии является полная искренность. Имеется в виду, что у людей в обычной жизни и в качестве участников групповой терапии возникают фактически сходные затруднения. Осознанно или неосознанно они ведут себя с членами группы так, как вели бы себя со знакомыми, друзьями, любовниками и родственниками. У людей есть неадекватные поведенческие навыки, и групповая терапия является ареной, на которой мы вместе от них избавляемся и помогаем пациенту преодолеть их в дальнейшем.

Несколько слов об использовании группы самой по себе в качестве арены. Мы предполагаем, что фактически все, что делают и чувствуют члены нашей группы в их повседневной жизни, происходит и непосредственно в группе. Это означает, что группа, как таковая, сама по себе может использоваться в качестве театра научения, учебной площадки, не ограничиваясь анализом происшедшего с членами группы в течение недели.

Мы поощряем наших участников выражать отношения друг к другу и говорить об этом, обсуждать, как влияют на них другие участники. Объясняем, что проблемы реальной жизни проявляются в группе и здесь же могут быть решены.

Все вышесказанное характерно для современного группового анализа, в отличие от более ранних психотерапевтических методов. В современном анализе групповой опыт становится эмоционально значимым для всех членов, независимо от того, кто о действительности говорит и кому.

Мне посчастливилось быть одним из первых практиков групповой терапии и, насколько мне известно, первым в США, посвятившим себя исключительно практике групповой терапии. Я начал вести группы в начале 50-х, когда групповой терапией только начинали заниматься. Первоначально я занимался классическим психоанализом, тем, что мы называем «чистой» аналитической работой. Это значит, что все мои пациенты, приходя ко мне на прием, по меньшей мере, три раза в педелю, ложились на кушетку и погружались в свободные ассоциации, а я пытался их расшифровать.

Как и другие аналитики, я изучал причины препятствий в установлении контакта с пациентами, исследовал их бессознательное, воссоздание ими своего прошлого. Помогал им понять, как это они делают, и если мне удавалось, пациенты узнавали, восстанавливали в сознании вытесняемый в предыдущие годы эмоциональный опыт,

Интерес к групповым процессам возник у меня задолго до того, как я стал психоаналитиком. Почти навязчивое, неосознанное любопытство к тому, что мы сейчас называем «групповой динамикой», привело меня к изучению драматургии. Будучи мальчиком, я читал пьесы и играл в них. После окончания колледжа я обучался драматургии в течение трех лет в Иельской драматургической школе. Моя первая карьера состоялась в качестве автора радио — и телепьесы, которые тогда только начинали появляться.

Иногда мне не совсем ясно, почему я предпочел групповую терапию драматургии. Драматург — человек, который создает вселенную: задача писателя создать собственный вымышленный мир, а в нем — людей с разным своим характером, причем создать самому.

С другой стороны, перед терапевтом предстает реальный мир — люди, который пишут собственные рукописи своей жизни, совершают собственные неожиданные поступки. Групповой терапевт имеет дело с реальными людьми, которые поступают тем или иным образом и взаимодействуют друг с другом. У каждого члена любой группы есть что рассказать, и нет иного выбора помимо того, чтобы не поделиться этим. Групповой анализ, я полагаю, не только предоставляет пациентам уникальную возможность самовыражения, но также дает групповому аналитику опыт, который нельзя приобрести никаким другим способом.

Эта книга о групповом анализе написана человеком с почти сорокалетним опытом. Ведя группу и обучая других групповому анализу, я видел многих терапевтов, как преуспевающих, так и безуспешно пытающихся заниматься групповой терапией. И выявил общие и индивидуальные недостатки в работе психотерапевтов. Встречаются группы постоянные и часто меняющиеся, группы, выходящие из-под контроля, подобно колеснице Фаэтона. Другие группы, казалось, никогда не соберутся. Некоторые терапевты были слишком тревожны, другие слишком самоуверенны. Поражение могли потерпеть и те, и другие.

Очень может быть, что Вы, читатель, ведете группу или собираетесь это сделать в ближайшем будущем, или же Вы член группы. Возможно, я ошибаюсь в своих предположениях, и Вас привело ко мне просто любопытство к групповой работе. В любом случае я рад Вам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста(не более 20 слов) и нажмите Ctrl+Enter

(Visited 295 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.