Терапевтические элементы в психоаналитическом методе. Анна Фрейд

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Особенностями аналитических методов, на которые прежде всего возлагают свои надежды аналитики, являются толкование сопротивления и переноса, расширение сознания за счет бессознательных частей ОНО, Я и сверх-Я и вытекающее из этого расширение господства Я над другими частями личности. Наряду с этими важнейшими элементами существует далее, как повсеместно признано, целый ряд других особенностей, которые более или менее преднамеренно или непреднамеренно проявляются попутно. В детском анализе большую роль играет занятие с предсознательным содержанием. Если аналитик воплощает его в слове и проводит полностью в сознание, он уменьшает тем самым страхи, которые вызываются посредством каждого прямого толкования бессознательного. Суггестивные. (внушающие) элементы нельзя целиком исключить из анализа, особенно из детского. В глазах ребенка аналитик в качестве взрослого постоянно является авторитетной фигурой. Так называемые воспитательные эффекты детского анализа нужно относить на этот счет. Пока дети воспринимают аналитика как действительно новый объект (а не как объект переноса), они используют эмоциональное отношение к нему не для разъяснения прошлого, а для коррекции и компенсации разочарований в объектах любви из предшествующих времен. В детском анализе успокоение страха (вместо его анализа) также более или менее неминуемо. Уже одно лишь присутствие надежного взрослого действует успокаивающе на инфантильные состояния страха, абсолютно несмотря на дружественное участие, проявляемое аналитиком, на отсутствие упреков и критики в аналитической ситуации и т. д.

Аналитик, который хочет проводить настоящую обработку, делает все, чтобы отделить последние, неаналитические средства от участия в анализе. Он должен, однако, осознавать, что его усилия не всегда успешны. Как бы прочно ни лежали в его руках выбор метода обработки и его осуществление, природа процесса излечения в конце концов зависит не от него, а от индивидуальной природы, личности и специфической формы болезни пациента.

Ференци цитирует (1909) высказывание Фрейда, которое сводится к тому, что невротики постоянно сами себя обрабатывают посредством переносов, всегда, когда аналитик хочет осуществить свою обработку. В другом месте (отчасти по устному сообщению) Фрейд излагает похожие положения, как например: что пациенты попадают в анализ не на основании усилий аналитика, а сами цепляются за аналитическую ситуацию на основании своих индивидуальных форм болезни: истерик посредством переноса своих страстных побуждений любви и ненависти, которые он хочет удовлетворить на аналитике; навязчивый невротик посредством проекции своих желаний всемогущества над аналитиком, в фантастическом осуществлении которых он затем участвует при переносе; мазохист ради страданий, которые он извлекает из анализа; садист, чтобы проявить во всей полноте мучения персоны аналитика; одержимый страстью, поскольку он замещает персоной аналитика цель своей страсти (алкоголь, наркотики), и т. д.

Сходным образом К. Р. Айслер (1950) пишет в связи с патологией Я, что каждый отдельный пациент исходя из своей индивидуальной патологи навязывает аналитику изменения технического действия и что исходя из вида этих изменений (параметров) можно сделать выводы о характере нарушения Я пациента.

Высказывания обоих авторов можно применить с определенными поправками к детскому анализу. В качестве р-налитиков мы открываем находящемуся в обработке ребенку доступ ко всем содержащимся в методе терапевтическим элементам. Далее мы открываем, что даже там, где наша техника не изменяется процесс излечения в ребенке идет самыми различными путями, т. с. что те терапевтические элементы оказываются самыми эффективным]!, которые лучше всего соответствуют специфической форме болезни ребенка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста(не более 20 слов) и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *