Связь между теорией и практикой. Практика и техника психоанализа. Ральф Гринсон

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Прежде чем перейти к более полному и систематичному рассмотрению терапевтических процедур и процессов, сделаем краткий обзор некоторых основных теоретических концепций психоанализа.

Между теорией и практикой существует реципрокная связь. Клинические открытия могут привести к новым теоретическим формулировкам, которые, в свою очередь, могут так повлиять на восприятие и технику аналитика, что станет возможным получение новых клинических инсайтов. Обратное также верно. Ошибочная техника может привести к искажению клинических данных, которые, в свою очередь, могут лечь в основу ошибочных теоретических построений. Всякий раз, когда недостаточна интеграция между теорией и техникой, страдают оба аспекта (Hartmann, 1951). И наоборот, например, с сопротивлением можно иметь дело более эффективно, если знать многочисленные функции сопротивления, его связь с защитами в общем, его цель в каждом конкретном случае.

Есть аналитики, имеющие тенденцию изолировать свои практические знания от теоретических. Некоторые делают это, пассивно следуя за пациентом до тех пор, пока какой нибудь фрагмент материала не становится понятным, и затем, без дальнейшей проработки сообщают его пациенту. Они злоупотребляют тем положением, что бессознательное самого аналитика, его эмпатия являются наиболее важными инструментами терапии, игнорируя необходимость проделывать интеллектуальную работу над полученными данными. Как следствие, у них нет целостного мнения о пациенте, нет реконструкций более крупных частей жизни пациента  есть лишь коллекция инсайтов. Противоположные заблуждения равно опасны; есть аналитики, которые слишком поспешно формулируют теории на основе скудных клинических данных. Для них анализ становится состязанием ума или неким интеллектуальным упражнением. Такие аналитики, избегая инстинктивных или эмоциональных затруднений, возникающих при работе с пациентами, отказываются от интуиции и эмпатии и становятся сборщиками данных или интерпретационными автоматами.

Психоаналитическая терапия предъявляет к аналитику очень противоречивые требования. Он должен вслушиваться в материал своего пациента, высвобождая свои собственные ассоциативные фантазии и воспоминания; более того, он должен тщательно исследовать и осмыслить приобретенные инсайты до того, как они будут переданы пациенту. (Ferenczi, 1919a, р. 189). Способность расположить пациента к свободному ассоциированию приобретается аналитиком из опыта (при успешном анализировании).Для того же, чтобы эффективно использовать чьи либо теоретические знания на практике, ими нужно интеллектуально овладеть; они, кроме того, должны быть приемлемы сами по себе, не скрываясь за клиническим мастерством. Для того, чтобы работа аналитика оставалась научной, необходимо, чтобы, он имел способность использовать эмпатию и интуицию, с одной стороны, и свои теоретические познания  с другой (Fenichel, 1941;Kohut, 1959).

В первые годы развития психоанализа большая доля успеха в продвижении вперед была обусловлена клиническими открытиями. В последние же годы перевес, кажется, образовался на стороне техники. Когда Фрейд открыл решающую важность систематического анализирования сопротивления пациентов, он почти на двадцать лет опередил открытие сопричастности Эго к этой процедуре. Сегодня мы знаем гораздо больше о функционировании Эго, чем в состоянии использовать непосредственно в нашей технике (Hartmann, 1951). Но я полагаю, что наша величайшая надежда на прогресс техники лежит в лучшей интеграции клинических, теоретических и технических знаний.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста(не более 20 слов) и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *