Последовательность и трансферные состояния. Современный психоанализ шизофренического пациента. Хайман Спотниц

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Нарциссический трансфер (ранняя стадия)

Указания (обычно произносимые как команды) и вопросы, чередующиеся с утверждениями, отражающими повторяющиеся утверждения пациента, являются доминирующими типами интервенций на протяжении этой стадии. Аналитик, задавая несколько вопросов пациенту, который не пытается установить контакт на протяжении сессии, приучает его (посредством идентификации) к мысли, что он может задавать их и обеспечивает скрытую форму вербального питания. Пациенту говорят что он кооперативен, когда он свободно говорит на любую тему, и ему помогают артикулировать свои неприятные мысли и чувства.

Если он часто повторяет что он несчастен, ему можно будет сказать: » Вы имеете право быть несчастным». Если он говорит что очень расстроен, аналитик может сказать: «Вы можете расстраиваться до тех пор, пока не захотите описать это. Важно не само чувство, а то, что вы говорите о нём». Пациента, который стал беспокойным и сообщил, что он хочет подняться с кушетки, вначале можно будет спросить почему он себя так чувствует однако, если он начинает настаивать, аналитик может спросить: » Почему вы не встаёте с кушетки, если вам так плохо?» Пациенту, который говорит что не хочет разговаривать, можно будет сказать что ему предлагается говорить независимо от того, хочет он этого или же нет. Если он жалуется что не получает какую-либо информацию, терапевт может спросить: » Почему я должен её вам давать?» или «Почему я не даю вам какую-либо информацию?» Ответы пациента на такие вопросы извлекаются и обсуждаются чтобы помочь ему высвобождать враждебность в постепенно возрастающих дозах, уменьшая таким образом опасность, что он будет реагировать эксплозивно, поскольку его неудовольствие лечебной ситуацией возрастает. (Даже когда его возражения повторно исследованы, пациент может крикнуть: «Будьте вы прокляты, я не предполагал только лежать здесь и говорить».)

Вопросы, сфокусированные на себе самом, также помогают аналитику признавать и понимать любое искушение обеспечить большую вербальную поддержку, чем это необходимо для того, чтобы овладеть сопротивлением. Он обычно начинает осознавать сильное желание облегчить дискомфорт или смягчить ненависть. Чем действовать в терминах этих чувств, лучше ограничить себя интервенциями, которые облегчат разворачивание нарциссического трансфера.

Так долго, как это необходимо для терапевтических целей, он также удерживается от того чтобы утверждать себя каким-либо образом, который разрешил бы его. Например, он не говорит пациенту, который спрыгивает с кушетки и угрожает насилием: «Успокойтесь, я не ваша мать (или отец)». Когда такие инциденты описываются в супервизии, я обычно указываю два способа работы с ними. Можно объяснить пациенту быстро и твердо чтобы он лег на кушетку; для него гораздо предпочтительнее почувствовать как он делает, а не вести себя соответствующим образом. С другой стороны, аналитик может дать интерпретацию, указывающую значение своего собственного поведения, такую как «Вы спрыгнули с кушетки потому что я вызвал так много эмоций». В процессе исследования просьбы пациента об информации, без предоставления её, аналитик почувствовал искаженные восприятия самого себя. Подозрительному пациенту, который спросил: «Вы не агент ФБР?» был дан ответ:

  • А: Почему вы спрашиваете?
  • [П: Если да, то я не приду сюда больше, если нет, то я подумаю.]
  • А: В таком случае, если бы я захотел удержать вас как пациента, я должен был бы сказать что я не агент ФБР. А если я захотел бы избавиться от вас, я должен был бы сказать вам что я агент ФБР.
  • [П: Вы действительно так думаете?]
  • А: Вы полагаете я должен вам лгать?
  • [П: Да, я думаю вы солжете. Я не доверяю вам. Полагаю здесь не место задавать вопросы.]

В другое время, когда пациент вербализует подобные подозрения, ему задают вопросы для достижения дальнейшего результата: Что если я работаю на ФБР? Почему вы думаете что я это делаю? Что я должен был бы выведать, работая на ФБР? Допустим что вы правы, зачем я работаю на ФБР? Зачем бы я захотел сообщать о вас? Какую информацию о себе вы хотите утаить?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста(не более 20 слов) и нажмите Ctrl+Enter

(Visited 86 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *