Анализирование материала пациента. Часть 2. Практика и техника психоанализа. Ральф Гринсон

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В тот момент я понял следующее. Я ответил ему, что ему было бы легче не знать, как я действительно веду себя вне сеанса. Если бы он узнал, то, вероятно, почувствовал бы презрение и побоялся бы выразить его мне непосредственно. Мистер Н. несколько секунд молчал, а затем ответил, что если бы он представил меня делающим чтото, вызывающее презрение, то он не знал бы, что делать с этой информацией. Это напомнило ему о случае, произошедшем несколько недель тому начад. Он был в ресторане и услышал сердитый мужской голос, распекающий официанта. С дальнего расстояния голос звучал как мой, и затылок тоже выглядел как мой. С облегчением несколькими минутами позже он увидел, что это не так.

Теперь стало возможно показать пациенту, что он старался избежать чувства пречрсния ко мне, потому что, если бы что произошло, он побоялся бы выразить его так же, как он боялся выразить его отцу. Это была та специфическая комплексная группа эмоциональных ответов, которую следует выделить для прояснения до того, как приступать к дальнейшему анализу сопротивления.

Третий шаг при анализировании  интерпретация. Эта процедура отличает психоанализ от всех остальных психотерапий, потому что в психоанализе интерпретация  окончательное и решающее действие. Все другие процедуры подготавливают для интерпретации материал или развивают ее и, в свою очередь, сами должны быть интерпретированы. Интерпретировать означает делать неосознанные феномены осознанными. Более точно это означает делать сознательным бессознательное значение, источник, историю, форму или причину данного психического события.Это, обычно, требует не одной, а нескольких интерпретаций. Для интерпретации аналитик использует свое собственное бессознательное, свою эмпатию и интуицию так же, как и свои теоретические знания. Путем интерпретации мы поднимаемся выше того, что поддается прямому наблюдению и определяем значение и каузальность психологического феномена. Нам необходимы ответы пациента для того,чтобы определить валидность нашей интерпретации (Е. Bibring, 1954; Fenichel, 1945).

Процедуры прояснения и интепретации тесно переплетаются. Очень часто прояснение ведет к интерпретации, которая, в свою очередь, приводит к дальнейшему прояснению (Kris, 1951). Клинический случай, приведенный выше, показывает это. Позвольте мне проиллюстрировать понятия интерпретации и валидности на примере того же пациента.

На сеансе, спустя почти две недели после описанного выше, Мистер Н. рассказал фрагмент своего сновидения. Все, что он запомнил, состояло в следующем: он ждет, пока красный цвет светофора изменится, и чувствует, что ктото толкнул его бампером сзади. Он оборачивается в ярости и видит с облегчением, что это всего лишь мальчик на велосипеде. Для его машины он не представляет опасности. Ассоциация привела к любви мистера Н. к машинам, в особенности к спортивным машинам. Он любил, в частности, пронестись со свистом на «старой, толстом, дорогой машине». Дорогие машины казались такими стойкими, но и они разваливались в течение нескольких лет. Его маленькие спортивные машины могли обогнать, перепрыгнуть, пережить кадиллаки, линкольны, роллсройсы. Он знал, что это преувеличение, но ему нравилось думать так. Это доставляло ему удовольствие. Это, должно быть, шло от времен его увлечением атлетизмом, когда

он любил быть неудачником и терпеть поражение от фаворита. Его отец был спортивным болельщиком и всегда преуменьшал достижения моего пациента. Его отец намекал, что был великим атлетом, но никогда не подтверждал этого; он был эксгибиционистом, но мистер Н. сомневался, мог ли его отец действительно выступать. Его отец мог флиртовать с официанткой в кафе или бросать сексуальные замечания о женщинах,проходящих мимо. Если бы он действительно был сексуален,он не прибегал бы к таким вещам.

Ясно, что рассматриваемый материал пациента объединяет пациента с его отцом в смысле сексуальной способности. Это относится также и к тем людям, которые претендуют быть теми, кем они нс являются. В его ассоциации был момент, сопровождавшийся сильнейшим аффектом: когда он сказал, что ему доставляет удовольствие разбивать большие машины .Он знал, что это извращение, но ему нравилось представлять это. В его сновидении ярость сменяется облегчением, когда он обнаруживает, что его стукнул всего лишь мальчик на велосипеде. Мне кажется, что эти два аффективно нагруженных элемента должны послужить ключом к пониманию сновидения и всего аналитического сеанса в целом.

Я интерпретировал для себя, что мальчик на велосипеде означает подростковую мастурбацию. Красный цвет, вероятно, относится к проституции, поскольку район красных фонарей обычное название того места, где сосредоточены проститутки. Я знал, что мой пациент утверждал, что любит свою жену, но предпочитал секс с проститутками. До этого момента в анализе пациент не имел воспоминаний, касающихся сексуальной жизни родителей. Однако, он часто указывал, что его отец флиртовал с официантками, что я принял как экранированное воспоминание. Я, однако, чувствовал , что мне следовало бы указать своей интерпретацией этого эпизода на его взрослое отношение превосходства по сравнению с беспокойством относительно сексуальной жизни отца. (Я умышленно пренебрегаю в данный момент всем, что находится на заднем плане).

В конце сеанса я сказал мистеру Н., что, как мне кажется, он борется со своими чувствами по отношению к сексуальной жизни отца, когда говорит, что его отец был не очень сексуальным мужчиной. И мне хотелось бы знать, действительно ли он думает так. Пациент ответил очень быстро, пожалуй даже слишком быстро. По существу, он поспешил согласиться, что его отец всегда казался ему самонадеянным, хвастливым, претенциозным. Он не знал, какой была его сексуальная жизнь с матерью, но был совершенно уверен, что она не могла быть вполне удовлетворительной. Его мать была болезненной и несчастливой. Она провела большую часть своей жизни, жалуясь на отца. Мистер Н. был совершенно уверен, что его мать не любит секс, хотя не мог доказать этого. Я вмешался в этот момент и сказал, что мне кажется, что мысль о том, будто его мать отвергала секс с отцом, доставляла ему удовольствие. Пациент сказал,что это не доставляло ему удовольствия, но он допускает, что она давала ему чувство удовлетворения, ощущение триумфа над старым мальчиком. Действительно, теперь он пересказал,что както нашел Girlie magazines (журналы с фотографиями обнаженных женщин), спрятанные в спальне отца. Он также рассказал, что однажды нашел пакет презервативов под подушкой отца, когда был подростком, и подумал: Мой отец, должно быть, ходит к проституткам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста(не более 20 слов) и нажмите Ctrl+Enter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *